March 4th, 2011

Капитализм против Ливии. Вторжение "сук" началось...

Originally posted by martinis09  at Капитализм против Ливии. Вторжение началось

Капитализм против Ливии. Вторжение началось


за что суки ненавидят Каддафи

    Считается, что в Ливии у власти находится «военный диктаторский режим Каддафи». На самом деле самое демократическое в мире государство. Джамахирия («джумухурия» - республика,  «джумхур» - народ, «джамахир» - масса) – «массократия», высшая форма демократии, при которой «традиционные институты власти» западного типа отменяются, а власть напрямую принадлежит народу и осуществляется через народные комитеты и конгрессы. Основной принцип – «неверно формальное высказывание:  Народы должны иметь право участвовать в управлении государством, истинно то - что народы должны участвовать в управлении государством». Государство представляет собой федерацию коммун.

 

  Поэтому в Ливии нет ЦИКа, избирательных комиссий, партии власти, административного ресурса, черного PR, подкупа избирателей и прочих «прелестей» представительской демократии. Все население коммуны и есть орган власти. Коммуны представляют собой что-то вроде нашего сельского схода или общего собрания жильцов дома. Только у нас сельский сход бюджетом распоряжаться не может, а в Ливии может. Cамоуправляемые коммуны обладают всей полнотой власти в своем округе, включая распределение бюджетных средств.

 

( Read more... )



 


 

А есть ли посольство РФ в Ливии?

Мне стыдно в этом сознаваться, но самую правдивую информацию о Ливии, я получаю из украинских и белорусских источников. Создается такое впечатление, что российских граждан, как и посольства в Ливии - нет и не было. Если и да, то это глухонемые двуногие.   

В любом случае это исторический позор России! Ливия никогда НЕ ПРЕДАВАЛА Россию! Даже в самый трудный момент оголтелой травли России - израильтянами, англичанами и американцами (промолчу о других еще) по событиям в Южной Осетии - лидер Ливии, устами своего сына заявил: мы с Россией!

   Неужто все забыли сионистские митинги в Израиле с плакатами со свастикой в руках - "против русского фашизма"? И теперь, после всех этих плевков в лицо России, мы хотим понравиться  Израилю и США, оплевывая своего верного союзника - М.Каддафи? Ну-ну... 

    Потому прочтите это интервью Посла Украины в Ливии и каждый получит исчерпывающую информацию о ситуации в Ливии. Поскольку Российскому МИДу то ли Вашингтон не разрешает, то ли Тель-Авив запрещает говорить правду о Ливии! 

 

Посол Украины в Ливии Николай Нагорный: «В стране разворачивается широкомасштабная информационная война»

   Вячеслав МИРОШНИЧЕНКО, Дмитрий ДРОБОТУН

В интервью с Николаем Викторовичем мы в первую очередь хотели получить реальную картину с места событий. Наша беседа несколько раз прерывалась, потому как в посольстве идет круглосуточная работа и его руководителю приходилось отвлекаться на решение тех или иных вопросов. Однако нам удалось получить то, что мы хотели. И это несколько отличается от новостных сюжетов мировых СМИ.

— Николай Викторович, все мировые новостные телеканалы пестрят сюжетами о военных действиях в Ливии. Однако вернувшиеся из страны граждане Украины и РФ рассказывают, что картина несколько иная. Как вы можете охарактеризовать сложившуюся там ситуацию?

— Скажем так, мы тоже следим за телеканалами, смотрим и «Евроньюс», и «Аль-Джазиру», и местные каналы. Информация идет очень искаженная, преувеличенная и непроверенная. Создается впечатление, что местами это предумышленно. Это мое личное ощущение. В частности, во время отправки наших граждан, когда мы находились в аэропорту, нам сообщили, что по «Аль-Джазире» передали: район, где находится наше посольство, уже захвачен повстанцами. Мы позвонили в посольство, где нам сказали, что ничего такого не заметили, никаких движений. В Триполи в целом ситуация контролируется властями. Аналогично, в ближайших регионах от Триполи она под контролем правительства. Эту информацию мы получаем от наших специалистов — докторов, которые продолжают находиться в различных местах. На востоке другая ситуация. Но тем не менее не так все страшно, не так все трагично, как это изображается по телевизору.

— Наблюдаются ли какие-либо военные действия, перестрелки?

— Локальные вспышки бывают, но последние два дня это было практически исключено. Это что касается Триполи. В других местах, возможно, имеют место вооруженные столкновения. Однако подтверждать что-либо нам тяжело, находясь в Триполи. Смотрим все те же передачи все тех же СМИ, контактируем с ливийцами и нашими гражданами. Надо понимать, что информация поступает очень противоречивая.

— В какой мере ощутим внешний фактор происходящих в Ливии событий?

— Не исключаю, что события, происходившие в соседних странах, определенным образом подтолкнули к этому. Послужили катализатором. Но, если судить по исторически традиционным признакам революции, когда «верхи» не могут, а «низы» не хотят, обострение ситуации выше обычного и т. д. Так вот, ни один из этих признаков под данную ситуацию не подходит. В стране нет организованной оппозиции. Люди живут более-менее нормально, голодающих нет. И верхушка все- таки держала власть.

— Наблюдали ли вы какие-либо события на протяжении последних полгода-год, что могло бы указывать на подготовку к сегодняшней ситуации?

— Мы смотрели, анализировали, общались с коллегами из других посольств. Все понимали, что есть какое-то недовольство, есть определенные проблемы. Но ни один из нас не мог сказать, что все выльется в такие масштабы. Потому что в восточном регионе традиционно раз в несколько лет были какие-то выступления, демонстрации, и вопросы решались более-менее спокойно. Было ли это спровоцировано извне кем-то, мне трудно судить. Я не сторонник сложных многоходовых схем, когда многие у нас вспоминают теорию мирового заговора. Потому не могу сказать, что ситуация спровоцирована извне. Хотя сейчас тут, в стране, один из главных факторов напряженности — это возможность внешнего вмешательства в дела Ливии. Этот мотив в том числе культивируется здесь режимом лидера. Говорят, что Европа пытается получить ливийскую нефть, ливийское богатство и т. д.

— Как раз в этой связи представитель США при ООН Сьюзан Райс заявила о возможном военном вмешательстве НАТО в ситуацию вокруг Ливии. Ранее аналогичное заявление сделал премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон.

— Мне трудно комментировать эти заявления. Я считаю, что есть все-таки ООН. Есть механизмы, есть Совет Безопасности. То, что я видел, наверное, мирные демонстрации и были где-то. Но часть выступлений, когда сжигают полицейские участки, захватывают склады с оружием, — это, мне кажется, не совсем мирные демонстрации.

— Подобного рода агрессивные демонстрации проходили изначально либо после применения силы со стороны властей?

— Думаю, что власти проспали все, что могли здесь проспать. Реакция была довольно-таки запоздалая. Я сужу это даже по Триполи, потому что в первый день демонстраций все отмечали полное отсутствие на улицах полиции, службы безопасности, армии. И фактически в первые дни, которые сравнивают с египетским сценарием, простые люди больше опасались мародеров, чем думали о каких-то политических делах. Потому что на улицах люди строили баррикады, с тем чтоб не пустить чужих в свой квартал. Была стрельба.

Но стоит понимать, что арабский мир отличается от Европы. И многие европейские критерии, по которым мы привыкли оценивать ситуацию, тут неприменимы. У людей во все времена было и продолжает оставаться довольно много оружия на руках. Не исключаю, что иногда стрельба была от непонимания. Знаете, автомат в руках вселяет в человека ложную уверенность. Поэтому были ли на самом деле сначала мирные демонстрации или захваты, думаю, что все было смешано. Потому что это был, чтоб вы понимали, и захват тюрем.

Во многих городах на волю вышла большая часть криминалитета. Был все-таки элемент какой-то анархии, непонимания в первые дни. Сейчас это все проходит, как в западной, так и, по информации наших врачей, в восточной части страны. То есть как-то жизнь организуется.

Сегодня я ехал на работу и видел детей в школьной форме, которые шли в школу в Триполи. Работают бензозаправки. Уже практически нет очередей. Продается хлеб в магазинах. Хочу отметить, по той же цене, что и до событий. Конечно, люди в панике, магазины «выметают», выносят все, что может дольше храниться. Не знаю, можно ли это назвать гуманитарной катастрофой, но кажется, обострение гуманитарной составляющей будет. Правительство пытается, естественно, держать все в руках. Не думаю, что бизнесмены не подняли бы цены на хлеб и мясо, если б была возможность, но пока что все остается на том же уровне.

— В массмедиа появилось множество заявлений о том, что в Ливии контролируется интернет, блокируется работа телеканалов, отключается мобильная связь. Насколько стабильно работают средства связи?

— Телеканалы все работают. В интернете перекрывают некоторые сайты американских социальных сетей, оппозиционные сайты, «Аль-Джазиру». Но в целом интернет стал работать лучше. Мобильная связь в первое время стала хуже, но в настоящее время значительно улучшилась. Стационарная связь не прерывалась. Мы дозваниваемся в города, которые перешли к оппозиции, по телефону, по мобильным. Поддерживаем связь с нашими гражданами. Связь более-менее наладилась.

Я бы определил тут два вопроса. Это средства связи и контроль, влияние на средства массовой информации и средства общения, на координацию деятельности различных группировок. Связь нормальная, но делаются определенные шаги, чтобы снизить давление на ливийское общество. Очень много дезинформации. В том числе непонятно откуда взятых видеорядов. Мы внимательно следим за арабскими каналами, и бывает порой странно узнавать, что люди, с которыми встречался 15—20 минут назад, оказывается, «перешли на сторону оппозиции».

— Что не соответствует действительности?

— Не подтверждается и не может подтвердиться опять же то, что наше посольство оккупировали два раза, о чем я уже говорил. Этого, естественно, не было.

— Расскажите о гражданах Украины в Ливии и о процессе их эвакуации.

— Хочу отметить, что многие из наших граждан уже не рвутся в аэропорт. До сегодняшнего дня из Триполи мы отправили четыре самолета с нашими гражданами. И основная проблема была не в перемещении по городу, а в аэропорту — из-за большого числа желающих улететь. В первую очередь египтян и турок. Только египтян было несколько тысяч. У нас на четвертом борту, который прилетал 27 февраля, отправлено всего 13 граждан Украины. Это несмотря на то что все знают о происходящих событиях — мы сообщали о планируемой эвакуации на украинских каналах. И несмотря на то что в посольстве круглосуточно работает «горячая линия». Мы обзваниваем всех. Потому что непонятно, как будет развиваться ситуация. Сейчас трудно что-то спрогнозировать. Рекомендуем всем желающим и нежелающим ехать в Украину и переждать, сохранить свое здоровье. Но люди уезжать пока не хотят.

— Почему?

— Трудно сказать. Многие говорят, что работают здесь 10—15 лет. Мол, у нас тут квартира, машина, деньги в банке, и мы не хотим это оставлять. Часть людей ждут зарплату. Часть решают бытовые проблемы. И паника, чтобы кидать все и улетать, уже прошла. Первая волна эвакуации, мне кажется, успешно завершилась. Мы постоянно напоминаем нашим гражданам, чтобы они регулярно звонили в посольство, сообщая о том, что они хотя бы есть, о своем здоровье и, может, о каких-либо тенденциях.

Так вот, с 27 февраля по 1 марта только около 20 чел. заявили, что хотят выехать из района Триполи и окрестностей в радиусе 200 км. А остальные выезжать не спешат. По состоянию на сегодня мы различными путями эвакуировали около 400 граждан Украины. А на консульском учете, который не является обязательным, но мы настоятельно рекомендуем зарегистрироваться, было 45 чел. По моим данным, в разных городах Ливии продолжают оставаться до 1000 наших граждан, и никто из них не пострадал.

— Исходя из сказанного, вопрос об эвакуации посольства Украины даже не рассматривается?

— Вопрос об эвакуации посольства и не может рассматриваться, потому что в Киеве четко понимают: пока здесь находятся граждане Украины, посольство должно оставаться и помогать им. И в случае острой необходимости обеспечить эвакуацию на родину.

— Каким образом вы поддерживаете связь с официальной властью Ливии? И помогает ли она в вопросах эвакуации?

— Хочу сказать, что я благодарен ливийской стороне. Все вопросы, с которыми мы обращались к ливийцам по организации эвакуации, решались ими быстро и оперативно. Скажем так, к нам было продемонстрировано самое хорошее отношение. В частности, когда прибывали наши самолеты, вокруг аэропорта собиралось около 10 тыс. граждан Египта, желающих уехать. Давка неимоверная. И в здание аэропорта нам надо было протискиваться сквозь эту плотную пробку.

Так вот, в первый день к нам лично выходил и держал коридор генеральный директор международного аэропорта Триполи. Думаю, это как нельзя лучше дает ответ на ваш вопрос. Так же и министерство иностранных дел, и другие министерства отзываются на наши просьбы, помогают. Они прекрасно все понимают. Хочу отметить, что мы сотрудничаем с ливийским народом. Ливийцы ценят украинских докторов и медсестер, которые работают тут. Многие у нас учились и лечились, потому остается теплое понимание и ощущение помощи. Я говорю не только о властях, но и о простом ливийском народе.

— Благодарим вас за интервью и желаем восстановления мира и спокойствия в регионе. Надеемся, что уже в ближайшее время аэропорты Ливии будут принимать самолеты с украинцами, которые возвращаются в эту страну.

Вячеслав МИРОШНИЧЕНКО, Дмитрий ДРОБОТУН. Данная статья вышла в выпуске №9 (548) 4 - 10 марта 2011 г.