December 16th, 2011

Горящие “Черновики” истории…

 Газета – первый черновик истории – (Филип Грэм)

Наверно многих удивило мое длительное молчание, но я прошу только одного – понять меня. Трудно что-то говорить, когда человеку за неполные две недели 4 раза приходится хоронить близких ему с детства людей. И это нечто личное, но не “новость” для страниц журнала, с которым можно делиться. Да еще будучи в разъездах. Скажем, ваш друг теряет в одной автомобильной аварии: жену, дочь, внучку и зятья… но кому это интересно здесь?  Другое дело, меня такая “авария” убивает так сильно, что все остальное становится отдаленным. Единственное, скажу честно, при первой же возможности, даже через мобильную связь, следил за Ливией – там тоже смерть.

Но сегодня утром спозаранку, подойдя к окну увидел во дворе людей, пока еще с десяток человек и понял – опять смерть и уже пятая? Не верилось… Но спустившись узнаю, убили – моего соседа по двору: “Учредитель дагестанской газеты “Черновик”  и гендиректор ОАО "Свобода Слова" Хаджимурад  Камалов был убит в ночь на пятницу в Махачкале на улице Гаджиева, недалеко от офиса ОАО. СКР тут же возбудил уголовное дело …с места покушения изъято 14 гильз от автомата”. Это, как говорится, из газетной хроники.

За что убили? Ответов много други мои, но как принято говорить: “следствие связывает убийство Камалова с его профессиональной деятельностью”. Кто бы сомневался?

Хаджимурад был автором многочисленных статей, в которых подвергал критике действия властей, а также руководство МВД Дагестана. В частности, он занимался журналистскими расследованиями по поводу исчезновения людей в Республике. И по этому поводу в Республике совсем недавно состоялся грандиозный митинг. Власть – обещала дать “ответ” митингующим!

Сегодня на прощальном митинге у могилы выступившие отметили, что это и есть “ответ” властей нам – убийство журналиста освещавшего этот вопрос.

Дело в том, что я знал покойного (как же трудно это признать) давно и, не только как соседа. Мы достаточно близкие друзья с его дядей – Камаловым А.А., Председателем Союза журналистов Республики. Сам же Хаджимурад близкий друг моего младшего брата (ровесники). Наши же личные отношения носили характер - “старший-младший”, со взаимным уважением. Что не мешало мне, как старшему по возрасту, иногда подтрунивать над ним, о его “древней профессии”. Но, когда бы я к нему не обратился за той или иной информацией о происходящих событиях в Дагестане, то получал всегда прямой и честный ответ от него, того что он знает или думает об этом; взаимно. Ибо знал, что я его никогда не предам или… Это было кредо наших взаимоотношений и я это ценил в нем особо – доверие ко мне.

Люди умеют быть благодарными, в чем я убедился и сегодня. Более 10км, в промозглую погоду тысячи людей (очень много молодежи) через весь город несли на своих плечах тело покойного. Были мужики, которые тайком вытирали слезы у его могилы… Когда же я вернулся вечером с похорон домой, то нашел там жену моего брата и …дочь покойного. Они собирались ехать в селение к брату моему, там же и моя мама живет. И малолетняя (5 лет) дочка Хаджимурада мне говорит: “моего папу убили, по телевизору сказали”. И тут же добавила: “можно я у вас останусь?”, (типа не поеду в селение). Я ответил – нет, надо вот этот пакет (жена приготовила) передать бабушке (моей маме) в целостности и сохранности. И это я могу доверить только тебе… Строго так сказал, как приказал. Она послушалась и …уехали, а меня “грудная жаба”, через глаза начала давить… Как же трудно это, прятать свои эмоции перед детьми!

Трудно в таком эмоциональном настрое говорить что-то, но газете “Черновик” и ее коллективу желаю только одного – не дать сгореть газете и делу Хаджимурата Камалова. Это дело вашей Чести - журналистской.

Вечная память тебе братишка….

P.S. На похороны Хаджимурата Камалова прилетело много гостей из Москвы - успели, в ряду которых я сразу узнал М. Шевченко и Г. Джемаля, уже на кладбище. Я с ними тепло поздоровался, а Гейдара спросил о здоровье сына (помните его ранение в Ливии в ногу), настроение у него заметно упало, в общем плохо идет выздоровление. Единственно Максиму, в ответ на его немой взгляд, мол где я тебя видел, шепнул в ухо: “Сталинист я в ЖЖ”. Он понял… Завтра увидимся наверное еще, если не улетят. Мне не “уступили”, когда я захотел пригласить их к себе домой на ночлег и пр. Понимаю хозяев, потому и уступил…