М.С. Сулейманов (stalin_ist) wrote,
М.С. Сулейманов
stalin_ist

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Еврейские дивизии Сталина. Часть II

Еврейские дивизии Сталина 

Ирония по поводу заголовка статьи и данной части неуместна, т.к. задачи которые решили в конце концов евреи под руководством Сталина, далеко выходят за рамки задач, которые могли бы решить сотни дивизий действующей армии.

Даже экономический эффект (который мы реально можем оценить, так как до военного, слава Богу, не дошло) от деятельности еврея Оппенгеймера – это сотни и сотни миллиардов рублей, которые Сталин сумел направить в фантастически быстрое восстановление страны.

А силой удара скольких дивизий можно измерить деятельность Еврейского Антифашистского Комитета или талантливого пропагандиста Ильи Эренбурга с его «Убей немца!»? Да и Мехлис, как мне представляется, очень уж демонизирован нынче. Роль этого человека, наркома Госконтроля – по сути, личной разведки Сталина, ещё нуждается в объективном освещении. Так что в тактическом союзе Сталина с сионистами не было ничего противоестественного политике СССР – это выглядело как консолидация еврейского народа для достижения цели с более чем 2000-летней историей.

Знанием Ветхого Завета, на уровне богослова, Иосиф Виссарионович обладал.

Безусловно, иллюзий по поводу сионистов Сталин не питал, но бить врагов, при помощи других врагов – высший пилотаж в политике ему был привычен и доступен: в 1939 году, при помощи врага Гитлера он нанёс удар врагу Черчиллю и придушил польских шакалов (не моё определение, не подумайте, эта характеристика польских политиков того времени, которую дал Черчилль!), в 1941-1945-м при помощи врага Черчилля разгромил врага Гитлера, почему бы теперь при помощи врагов сионистов не нанести удар по врагам – США и Великобритании?!

Сразу после нападения нацистской Германии на Советский Союз, 17 июля 1941 года, член правления Еврейского агентства для Палестины Э. Нойман и заведующий отделом международных отношений Всемирного еврейского конгресса раввин М. Перцвейг побывали у советского посла в Соединенных Штатах Константина Александровича Уманского.

Уманский был ярким и необычным человеком. Много лет он работал корреспондентом ТАСС в Европе, а потом руководил отделом печати в наркомате иностранных дел. Он иногда переводил беседы Сталина с иностранными гостями, понравился вождю и получил его фотографию с надписью «Уманскому. Сталин». Такая награда была поважнее любого ордена. В тридцать шестом году Константина Уманского отправили в Америку полпредом.

Он очень любезно и с интересом встретил представителей сионистского движения.
«Первым был вопрос о разрешении некоторым евреям выехать из России в Палестину или в другие страны, — описывали гости беседу с советским послом. — Мы предложили начать с обсуждения возможности выезда для тех евреев, которые приехали в Россию из мест, находящихся к западу от рубежа, который г-н Уманский назвал „линией Керзона".

Линия Керзона — это линия восточной границы Польши, утвержденная государствами Антанты в девятнадцатом году. Иначе говоря, руководители Всемирного еврейского конгресса по-прежнему просили отпустить в Палестину польских евреев, среди которых было много сионистов.

Как будет проиллюстрировано ниже – сионисты сами подкинули один из тактических приёмов спецоперации ведомству Берии, но вернёмся к беседе:

«Г-н Уманский предложил, чтобы мы сначала представили список имен, который он будет рад передать своему правительству… В конце беседы, которая продолжалась почти час, г-н Уманский заметил, что будущее Палестины определится на предстоящей мирной конференции, на которой Советская Россия будет присутствовать и иметь право голоса. На это я ответил, что мы, конечно, были бы рады иметь на мирной конференции как можно больше друзей…»

Уманский, доброжелательно встретивший руководителей Всемирного еврейского конгресса, вскоре вернулся в Москву. Его утвердили членом коллегии наркомата иностранных дел, а в сорок третьем отправили послом в Мексику.
Вместо Уманского послом в Америке стал бывший нарком иностранных дел М.М. Литвинов, отправленный в отставку в мае тридцать девятого, когда Сталин взял курс на сближение с нацистской Германией.

Сталин двинул в бой ещё одну еврейскую дивизию, точнее – тяжёлую артиллерию, ведь настоящее имя Литвинова - Меер-Генох Моисеевич Ва́ллах, но не это главное! Один из выдающихся англосаксоноведов своего времени, Максим Максимович (случайно ли совпадение в имени-отчестве с одноимённым героем Юлиана Семёнова?!), не одно десятилетие проработавший с хитромудрыми и коварными бриттами, стал весьма надёжным бойцом в разворачивавшейся спецоперации. Ведь он обеспечил реальное вступление США в войну на стороне СССР, а могло ведь по разному обернуться.

А когда за безликим и атеистическим государством Ленина, явственно проступила Православная Русь, а это случилось к середине 1943 года - Послом в Соединенных Штатах стал человек, которому суждено было сыграть историческую роль в создании еврейского государства, а следовательно и в операции сдерживания США от агрессии в условиях ядерной их монополии.

Андрей Андреевич Громыко, появившийся на свет в белорусской деревне Старые Громыки, начинал старшим научным сотрудником в Институте экономики Академии наук и преподавал политэкономию в Московском институте инженеров коммунального строительства.

В тридцать девятом году его вызвали в комиссию ЦК, которая набирала кадры для наркомата иностранных дел. Комиссией руководили новый нарком Вячеслав Михайлович Молотов и секретарь ЦК по кадрам Георгий Максимилианович Маленков. Им понравилось, что Громыко — партийный человек, из провинции, а читает по-английски. Знание иностранного языка была редкостью. Громыко взяли. А он еще сопротивлялся, не хотел идти в наркомат иностранных дел…

В наркомате его оформили ответственным референтом — это примерно соответствует нынешнему рангу советника. Но уже через несколько дней поставили заведовать американским отделом. Высокое назначение его нисколько не смутило. Отдел США не был ведущим, как сейчас, главными считались европейские подразделения. Через несколько месяцев Андрея Андреевича вызвали к Сталину. В кабинете вождя присутствовал Молотов. Он, собственно, и устроил эти смотрины — показывал Сталину понравившегося ему новичка. Просто поразительно, как внимательно и вдумчиво работали подчинённые Сталина с кадрами! Вот уж воистину, исполнительская дисциплина – «Кадры решают всё!»

— Товарищ Громыко, имеется в виду послать вас на работу в наше полпредство в Америке в качестве советника, — сказал Сталин. — В каких вы отношениях с английским языком?

Веду с ним борьбу и, кажется, постепенно одолеваю, — доложил будущий министр, — хотя процесс изучения сложный, особенно когда отсутствует необходимая разговорная практика.

Вождь дал ему ценный совет:

— Когда приедете в Америку, почему бы вам временами не захаживать в американские церкви, соборы и не слушать проповеди церковных пастырей? Они ведь говорят четко на английском языке. И дикция у них хорошая. Ведь недаром русские революционеры, находясь за рубежом, прибегали к такому методу совершенствования знаний иностранного языка.

Просто поразительно, насколько тонко Сталин разбирался в различных вопросах! Если подобное не называть гениальностью, то каков тогда её критерий вообще?

В октябре тридцать девятого года Громыко отправился в Вашингтон, где старательно изучал не только английский язык, но и историю, экономику и политику Соединенных Штатов. Это помогло ему стать выдающимся дипломатом и сделать блистательную карьеру.

23 сентября 1943 года представитель Еврейского агентства для Палестины в Вашингтоне Наум Гольдман пришел в посольство познакомится с новым послом.
Советское правительство, — сказал Андрей Андреевич, — будет проявлять интерес к этим вопросам, и я буду очень рад вас видеть в любое время, когда у вас будет информация для меня. Из беседы с Громыко Гольдман вынес такое впечатление: «Новый посол — моложавый, спокойный человек, очень осторожный, но симпатичный».

Видимо именно на сентябрь 1943 года приходится официальное начало спецоперации, ведь 17 сентября 1943 года «Манхэттенский проект» - создание ядерного оружия перешло из теоретической в практическую плоскость, а как оборотливы в этих случаях американцы. Даже учитывая, что Сталин все больше и больше втягивал (вот уж «союзнички», чуть ли не на аркане пришлось втягивать, чтобы наконец-то открыли второй фронт!) США в военные действия в Европе, до бомбы оставалось не более 2-х лет…

Сталин делал всё вовремя, т.к. раннее начало операции – это лишние расходы материальных и людских ресурсов, которые у него было куда потратить – ведь не нужно забывать, что шла тяжелейшая Великая Отечественная, где СССР ломал хребет своему давнему геополитическому сопернику – Британской Империи, которая в лучших традициях своей политики двинула на Россию весь Евросоюз под знамёнами Гитлера.

Название этой спецоперации сдерживания мы, надеюсь, когда-нибудь узнаем достоверно, но по ряду упоминаний, в секретной документации она могла проходить как «

Агасфер».

Оцените элегантность замысла, а затем и воплощения, Сталин умножил на ноль ядерное превосходство США «вечной еврейской картой», которую всегда до этого разыгрывали против России! Но это всё красивые нюансы, а основное стратегическое направление операции было также элегантно и просто, что как известно, также является критерием гениальности: взять янки за горло на Ближнем Востоке, ведь Запад получает оттуда до 80% нефти!

Попутно (многие авторы путают это с главной целью – поэтому повторю – ПОПУТНО! Главной целью было сдерживание США) решался и другой немаловажный вопрос – добить зверя в своём логове, уничтожить, принесшую с Гитлером море страданий на русскую землю, Британскую Империю.

Для того, чтобы получить непосредственное влияние в зоне Ближнего Востока, была нужна серьёзная дипломатическая поддержка. Это с блеском и обеспечил Громыко – в 1944-м Андрей Андреевич возглавил советскую делегацию в Думбартон-Оксе, где создавалась Организация Объединенных Наций. На конференции в Сан-Франциско в июне сорок пятого от имени Советского Союза он подписал Устав ООН.

Было обеспечено то, что арабские страны, практически поголовно «содержанки» Британии, стали проявлять интерес к позиции СССР в ближневосточных делах.

25 ноября 1944 года новый заведующий Ближневосточным отделом НКИД Иван Васильевич Самыловский и посланник в Египте Алексей Дмитриевич Щиборин составили для заместителя наркома Деканозова записку: «О нашем отношении к панарабской федерации и созданию еврейского государства в Палестине».

Они отрицательно оценили планы арабов:

«Стремления арабов к объединению и созданию единой панарабской федерации подогреваются и поддерживаются англичанами в той мере, поскольку это отвечает их планам укрепления своего влияния на Ближнем Востоке и создания барьера против возможного проникновения туда влияния Советского Союза».

Безусловно, и в такой операции не обходилось без накладок, ставка на некоторых личностей оказалась завышенной, и они отстранялись от участия в операции, ведь Сталин не терпел в вопросах БЕЗОПАСНОСТИ России компромиссов – прошлые заслуги несправившегося для него значения не имели. Значение имело ДЕЛО. 

 Вот яркий пример. В 1944 году Сталин потребовал от наркомата иностранных дел анализа послевоенной ситуации в мире. Сформировали несколько комиссий. Возглавляли их заместители наркома Литвинов, Лозовский и Майский. Собрали лучших экспертов, работали несколько месяцев.

Все предложили по существу одно и тоже: создать вокруг Советского Союза буфер безопасности, обезвредить Германию, не допустить создания в Европе военного блока, имеющего антисоветскую направленность, подписать с восточноевропейскими странами договоры о взаимопомощи.

Иван Майский, который, как зам наркома курировал эти работы, передал наркому Молотову большую записку «О желательных основах будущего мира». Майский исходил из необходимости добиться гарантий безопасности для страны и длительного периода мира. Он исходил из того, что главная гарантия — превращение Европы в социалистическую, но это не может произойти в короткие сроки. Пока что важнее поддерживать хорошие отношения с Западом, прежде всего с Соединенными Штатами и Англией. Совет не был принят. В наркомате Майский был отстранен от практической работы. Т.н. демократы видят в этом ещё один признак «тирании палача Сталина».

Но проанализируем беспристрастно, что для ДЕЛА наработали комиссии Майского?

А ничего!

То, что буфер безопасности будет и так создан, было и так ясно, как и то, что с освобождёнными Советской Армией странами будут подписаны договора о взаимопомощи. А вот «обезвредить Германию» - это уже прокол, т.к. для СССР, как гарантия безопасности нужна была сильная единая демократическая Германия – доказательства правоты этой позиции мы можем хоть и приблизительно (ведь Германия это несколько не та страна сегодня, какой бы она была без разделения почти на 40 лет!) наблюдать сегодня.

«Не допустить в Европе создания военного блока» - вещь желательная, но малоосуществимая, т.к. основа НАТО «Атлантическая хартия» была подписана США и Великобританией еще в 1942 году.

Ну а в записке вообще вещи недостойные дипломата, на которого возложена такая ответственная задача, как защита Родины от ядерной агрессии.

Что значит «добиться гарантий безопасности для страны и длительного периода мира»?

От кого гарантий? От тех, кто их не задумываясь, нарушит?!

«Главная гарантия — превращение Европы в социалистическую, но это не может произойти в короткие сроки» - вообще смешно, Сталину нужно обеспечить чёткую гарантию «здесь и сейчас», на период, пока восстановится паритет с США, а даже при самых форсированных темпах, с которыми создавал социализм в СССР сам Сталин, в таком случае «главная гарантия» БЕЗОПАСНОСТИ СССР достижима через десяток лет!

«Поддерживать хорошие отношения с Западом, прежде всего с Соединенными Штатами и Англией» - смешно вдвойне, также как поддерживать хорошие отношения с бандитами, которые при любом удобном случае набьют вам лицо, ограбят дом и изнасилуют жену.

Кто-то ещё будет утверждать, что Майский справился с порученной ему работой?

Продолжение здесь

Tags: Сталин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments