М.С. Сулейманов (stalin_ist) wrote,
М.С. Сулейманов
stalin_ist

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Ливия: когда тайное становится явным

Публикация Н. Сологубовского, это статья его же друга Евгения Ларина и она не нуждается в комментариях. Автор Е. Ларин, как и Николай вместе пережили ливийскую трагедию, буквально своей "кожей".

Что важно заметить? Это история великой трагедии Ливии - ее предательства. Авторы, уже пережив эмоции, крайне рационально передали нам "рецепт" этой трагедии...  

И начав читать, оторваться уже невозможно – по-русски написано, а не на русском жаргоне "дурналистов”!

Спасибо Евгению Ларину, который снабжает  нас первичной и правдивой информацией о Ближнем Востоке. Как и его друг Николай Сологубовский.

Будущие историки-исследователи много раз вынуждены будут приведенной тут “прозой” пользоваться. И воздадут им должное…


Оригинал взят у nikolaysolo в Ливийская трагедия. Когда тайное становится явным

Ливийская трагедия. Когда тайное становится явным

«Крестовый поход» и ракетно-бомбовая дипломатия против Ливии. Как все это начиналось…

Корреспонденция из Парижа

Вероятно, когда-нибудь, оглядываясь назад, я пойму, почему в 2011 году мой путь в ливийский город Триполи лежал через Париж…

Пишу вам из Парижа и думаю о Сирии, которая еще не пала. За окном - прекрасный вид на Эйфелеву башню и на город, в котором…

Помните знаменитые слова Владимира Маяковского? «Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было…»

Но причем тут, вы спросите, Ливия, Сирия? А притом, что первые удары в ночь с 19 на 20 марта 2011 года по Ливии нанесли французские летчики. И, может, за несколько дней до совершения убийств мирных ливийцев они тоже, как и я, любовались видом на прекрасный, мирный город. О, Париж! О Тур Эффель!

А через три часа после их вылета французские ракеты, выпущенные французскими летчиками с французских самолетов над ливийскими городами Бенгази, Аждабийя и Брега, объятыми пожаром мятежа, принесли ливийскому народу человеческие смерти и страшные разрушения…
Хорошо, скажете вы, с Ливией, растоптанной и уничтоженной , уже все ясно И ничего не поправишь! Но причем тут Сирия?

Потому что все идет один к одному. Как по написанному. И все боятся, как черт ладана, ливийского сценария. Только … только если трагедия произойдет, мы узнаем новые имена актеров и клоунов, разыгравших как по нотам «ливийский сценарий». На сирийской земле.

«Ну почему вы говорите о неизбежности агрессии? – спросите вы. – Что за идея фикс и откуда такая подозрительность к европейцам и американцам?»
Отвечу вопросом на вопрос: «А вы западные телеканалы смотрите? Нет? Тогда позвольте процитировать один из них, Евроньюс».

«На Западе, между тем, в последнее время укрепляется уверенность в том, что до победы сирийской оппозиции — и свержения Башара Асада — остаются считанные дни.

«Я считаю, что конец Башара Асада близок, вы видите, что это очевидно, даже в России это понимают. Мы можем задаться вопросом, не является ли целью Асада разжечь конфликт регионального масштаба», — считает министр иностранных дел Франции Лоран Фабьюс».

Об этом беспардонном – русское слово, образованное от французского «пардон» - заявлении французского министра британский телеканал Евроньюс сообщает 17 декабря. И сам канал опровергает ложь министра: «Российский МИД откликнулся на заявление французского министра опровержением: на Смоленской площади заявили, что отношение Москвы к сирийскому конфликту остаётся неизменным».

Итак, опять Париж, как и два года назад. Опять министр иностранных дел Франции. Только это будет уже вторая война… А первая? Ее история разве чему-то нас научила?

Я до сих пор не могу понять: почему первая страшная война в Средиземноморье, которая унесла десятки тысячи жизней, началась в прекрасном Париже? Кто и когда задумал эту операцию под красивым именем «Одиссея. Рассвет»? И какой именно рассвет наступил утром 20 марта и для Ливии, и для всего мира, рассвет, который привел к долгим черным сумеркам в Сирии?

Вспомним, чтобы предотвратить!

Ведь никогда не поздно ударить по рукам натовских вояк, готовых нажать на пусковые кнопки.
Ведь никогда не поздно отправить в обморок обезумевшего (обезумевшую!) от антиарабского рвения политика, в юбке или в брюках, объявив, что он просто «ударился головой».

Я смотрю на вечерний прекрасный Париж и снова думаю о Сирии, которая, уверен, никогда не падет…

«Дон Кихот» и «Вольтер» раскрывают тайные карты…

Мятеж в восточной Ливии готовился французскими спецслужбами с октября 2010 г. Первые сообщения об этом появились на интернет-сайте ComDonChisciotte и в сети «Вольтер» при помощи… итальянских спецслужб.

Сеть "Вольтер" сообщает, что Париж разработал с Лондоном проект свержения законного правительства Джамахирии. Этот план в январе 2011 года был изменён с учётом начавшихся арабских революций и затем перешёл под контроль Вашингтона, у которого были свои собственные цели: перетряска режимов во всем арабском мире.

Октябрь 2010 года, Тунис. Именно туда прилетел со всей своей семьёй на самолёте "Libyan Airlines" Нури Месмари, шеф протокола лидера Джамахирии Муаммара Каддафи.

Пребывание Месмари в Тунисе продлилось всего несколько часов. Неизвестно, с кем он встречался в столице, где уже, в головах некоторых политиков и чиновников, тлел мятеж против президента Бен Али. Но в эти и в последующие часы Месмари наводил мосты к тому, что в феврале 2011 года превратится в антиреволюционный мятеж в Киренаике.

Об этом свидетельствуют документы DGSE (Генеральное управление внешней безопасности ) французской спецслужбы, и новости, циркулировавшиеся во французских дипломатических кругах на основе сообщений издания Maghreb Confidential .

Месмари прибывает со своей семьей в Париж на следующий день, 21 октября 2010 года. Он должен пройти лечение в Париже. Однако он не увидит ни одного врача. Зато будет ежедневно встречаться с сотрудниками французских спецслужб.

В ноябре 2010 года в ливийский город Бенгази отправляется большая французская делегация. В её состав входят чиновники министерства сельского хозяйства, руководители France Export Céréales (экспорт зерновых) и France Agrimer, менеджеры компаний Soufflet, Louis Dreyfus, Cani Céréales, Cargill и Conagra. Цель - якобы «получить в Бенгази ливийские заказы». В делегации - французские военные и разведчики под видом «бизнесменов».

В Бенгази они секретно встречаются с полковником ливийской авиации, которого им подсказал Месмари: Абдаллой Геани. По информации Мессмари, Геани готов выступить предать Джамахирию.
Муаммар Каддафи получает информацию из Парижа, что Месмари не думает возвращаться на родину и, более того, Месмари начал действовать против него. 28 ноября он подписывает международный ордер на арест Месмари. Французы встревожены и принимают решение реагировать на ордер формальным образом: Месмари помещен «под домашний арест» в номере-люкс в гостинице "Concorde Lafayette".

Когда же Каддафи узнает, что Месмари запросил политическое убежище во Франции, он приходит в ярость и обвиняет своего министра иностранных дел, Мусу Куса, в том, что тот несёт ответственность за побег Месмари.

23 декабря 2010 года в Париж приезжают на встречи с Месмари ливийцы Фардж Шарран, Фатхи Бухрис и Аль-Ун Мансури. А 15 февраля 2011 года именно они, вместе с Аль-Хаджи, организуют мятеж в Бенгази против законного правительства Джамахирии. Во встречах, которые состоялись на Елисейских полях, присутствовали французские дипломаты и сотрудники французских спецслужб.

В период между Рождеством и первым января 2011 года в Maghreb Confidential появляется информация о том, что в Бенгази наблюдается «брожение», а также публикуются некоторые детали о «вспомогательных материально-технических средствах», прибывших в Бенгази из Франции.

Месмари становится "ливийской Викиликс-утечкой": он выдаёт секреты военного и оборонного характера Ливии и рассказывает о внутриполитической обстановке в стране, Его собеседников особенно интересует «информация» о «разногласиях» в руководстве и «настроениях среди племен и кланов». Таким образом, на столе выложены, как казалось, все карты. И французы делают вывод, что «режим Каддафи слаб» и «его можно легко свергнуть». О том, что эти карты были крапленые, станет ясно позднее.

22 января глава спецслужб Киренаики, преданный полковнику генерал Ауд Сааити арестовывает полковника авиации Геани. 24 января его перевозят в тюрьму в Триполи, он обвиняется в подготовке беспорядков в Киренаике, Но уже слишком поздно: Геани и его сторонники свое дело сделали.
15 февраля на востоке Ливии начинается антиправительственный мятеж.

Как французы обскакали американцев

Теперь позвольте изложить то, что опубликовано в блоге француза Vincent Jauvert. Этот документ тоже проливает свет на многое…

«На фоне споров по поводу резолюции 1973 и ее интерпретации я публикую в «Nouvel Observateur» на этой неделе статью, касающуюся данного исторического текста и роли, которой Франция сыграла в его принятии.

Утро 16 марта, Нью-Йорк. Американский представитель при ООН Сьюзан Райс (Susan Rice) рвет и мечет. Накануне поздно вечером она составила проект резолюции по Ливии. Она хотела представить его в секретариат Совета Безопасности, сделать его «синим», как говорят на ооновском языке. Но каково же было ее удивление, когда она увидела, что французы ее обогнали: чуть ранее тем же утром Жерар Аро (Gérard Araud) уже «засинил» похожий текст. Кто раньше пришел, того и обслуживают – в Совбезе действует такое правило. Поэтому «великие мира сего» будут голосовать не по американскому, а по французскому проекту. Который в итоге станет резолюцией 1973. Райс звонит Аро и бросает ему: «Ты украл мою резолюцию».

Французы несказанно рады собственному успеху, однако не доверяют Сьюзан Райс. Она – теоретик нового «морального лидерства США», которое Обама сделал одной из центральных тем избирательной кампании. Она готова на все, чтобы авторство резолюции, впервые в истории санкционирующей авиаудары во имя «защиты» гражданского населения, приписывалось бы США.

(Отступление. Это очень интересная информация, особенно в свете того, что президент США Обама так надеялся, что именно она заменит свихнувшуюся Хиллари Клинтон!

Но 13 декабря представитель США при ООН Сьюзан Райс отказалась от выдвижения своей кандидатуры на пост госсекретаря США. В своем письме Сьюзан Райс попросила Обаму не выдвигать ее кандидатуру на должность госсекретаря, объяснив это тем, что утверждение ее кандидатуры Сенатом США будет очень маловероятным.

Комментируя решение Сьюзан Райс, Барак Обама выразил свое сожаление и заявил, что обвинения со стороны сенаторов, которым Райс подвергалась в последнее время в связи с убийством в Бенгази американского посла, являются "несправедливыми и ошибочными". Обама добавил, что работа Райс на посту представителя США при ООН была очень эффективной и профессиональной.

В последнее время Сьюзан Райс подвергалась критике со стороны республиканцев в связи с ее ошибочными заявлениями по поводу нападения на консульство США в Бенгази 11 сентября, во время которого был убит посол США и еще три сотрудника дипмиссии. Комментируя нападение, Райс заявила, что атака на посольство была стихийной реакцией мусульман на фильм "Невинность мусульман". По ее словам, ливийцы воспользовались беспорядками, вызванными антиисламским фильмом. Однако, как выяснилось вскоре в этот день в Бенгази не происходило акций протеста, и атака была тщательно спланирована заранее).

Итак, Сьюзан Райс ни в коем случае нельзя позволить блеснуть во время голосования. После разговора с Николя Саркози Ален Жюппе (Alain Juppé, министр иностранных дел Франции) решает отменить запланированную поездку в Берлин и направляется в Нью-Йорк. По официальной версии, необходимо склонить на свою сторону последних колеблющихся членов Совбеза. Но вообще-то французы хотят дать понять, что именно Франция, а не США составила этот проект. Поездка главы МИДа, сильно смахивающая на подобный же визит де Вильпена в 2003 году как раз перед началом войны в Ираке, будет удачной.

Поворот на 180 градусов

Французам, разумеется, не слишком понравилось то, как их ранее обставили американцы. «Это было действительно несправедливо, - говорит парижский чиновник. - Уже две недели мы проталкиваем вопрос, а они ставят нам палки в колеса». Хотя изначально впереди идет именно Белый дом.

23 февраля, то есть неделю спустя после начала мятежа, Барак Обама заявляет, что Каддафи «должен уйти». По его заверениям, «рассматриваются все возможности», и «советники прорабатывают их день и ночь». (А теперь вспомните, сколько уже раз Обама заявил, что Асад «должен уйти»?)

«Мы сказали себе: Америка хочет начать военное вторжение», - рассказывает источник во французском руководстве. «На самом же деле это были пустые слова. Обама полагал, что ему достаточно было повысить голос для того, чтобы Каддафи рухнул как Мубарак. Обама не был готов начать войну. Но мы этого не знали».

Так, на следующий день Ален Жюппе (тогда еще министр обороны) решает последовать примеру президента США и заявляет, что также выступает за уход вождя ливийской революции. Для французской дипломатии этот шаг становится поворотом на 180 градусов после отказа от любого вмешательства в события в Тунисе и Египте. На этот раз французы собираются помогать мятежникам. Вместе с Великобританией Франция разрабатывает проект создания закрытой воздушной зоны.
Едва устроившись в кресле министра иностранных дел, Ален Жюппе обсуждает его 3 марта со своим британским коллегой Уильямом Хейгом (William Hague). Париж считает, что вмешательство неизбежно. Однако через несколько дней его ожидает холодный душ.

Выступая в Конгрессе, глава Пентагона Роберт Гейтс (Robert Gates) заявляет, что сторонникам открытия третьего фронта против мусульманской страны пора в «психбольницу». «А мы остались расхлебывать кашу, - говорит один французский чиновник. - Потребовав ухода диктатора, американцы теперь бросают нас в самой заварухе». Над Ливией витает призрак новой Боснии. Как избежать повторения Сребренницы? Как подтолкнуть американцев и всех остальных к активным действиям?

Идея возникает в 22 часа 3 марта. А обязаны ей Бернару-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy, философ, общественный деятель). В тот момент он находился в Бенгази, где встречался с лидерами новообразованного Национального совета Ливии. Он звонит Николя Саркози, с которым знаком уже почти 30 лет. Леви просит президента принять в Елисейском дворце эмиссаров мятежников. «Ты должен увидеть этих ливийских Массудов», - говорит он, намекая на мифического афганского лидера. Саркози сразу чует новые возможности. Кроме того, он уже несколько дней пытается установить контакт с мятежниками. Министерство иностранных дел уже использовало гуманитарный конвой, чтобы переправить в Бенгази дипломата, который должен наладить связи с лидерами оппозиции. Однако этот секретный эмиссар приедет только на следующий день. А время не терпит. Таким образом, Саркози приходится принять предложение Леви.

10 марта Леви и трое его ливийцев-«революционеров» прибывают в Елисейский дворец. Все их ждут. Дело в том, что всколыхнуть международное сообщество в этот момент особенно важно. Военное положение ливийских мятежников значительно ухудшилось. А накануне Обама, который осознал свою неспособность примирить два сцепившихся по вопросу вмешательства политических лагеря в США, решил, что самое важное в таких обстоятельствах – не торопиться.

Убедить Обаму

Саркози решает поставить на кон все. С его согласия эмиссары Бенгази делают заявление о том, что Париж первым в мире признает Национальный совет в Ливии как единственного легитимного партнера. Леви добавляет, что в случае необходимости Франция также готова начать военную операцию против Каддафи. Заявление вызывает всеобщее возмущение, однако делает свое дело, в том числе в США. На следующий день влиятельный сенатор Линдси Грэм (Lindsey Graham) говорит, что в ливийском вопросе Америка должна быть такой же «смелой», как и Франция. Затем два неудачных кандидата в Белый дом, демократ Джон Кэрри (John Kerry) и республиканец Джон Маккейн (John McCain) требуют, чтобы США начали действовать, пока не стало «слишком поздно».

Однако Пентагон сопротивляется. Глава военной разведки открыто утверждает, что Каддафи победит мятежников. Другими словами, делать там больше нечего.

Свои последние надежды Франция связывает с Хиллари Клинтон. 14 марта госсекретарь приезжает в Париж на неофициальное собрание «большой восьмерки». Во время ужина добиться подвижек в ливийском вопросе не удается. Немец Вестервелле (министр иностранных дел Германии) не желает ничего слышать о военных действиях, как, впрочем, и его российский коллега Сергей Лавров.

Кажется, что дело решено: антиливийской резолюции ООН не будет. Клинтон возвращается в отель. Она соглашается на встречу с ливийским эмиссаром и бывшим послом Джамахирии в Индии Махмудом Джибрилом. Этот разговор, организаторами которого выступили Леви и эмир Катара, сыграет решающую роль.

Хотя внешне все проходит неважно. Хиллари Клинтон говорит ливийцу, что Америка не готова проголосовать за революцию, так как в администрации существуют слишком большие разногласия. Раздраженный Махмуд Джибрил уходит через потайную дверь. «Он думал, что все потеряно»,- рассказывал присутствовавший на встрече Бернар-Анри Леви. Тем не менее, прекрасно владеющий английским языком ливиец все же попал в цель.

Позднее ночью госсекретарь обсуждает ситуацию по видеосвязи с советниками Обамы, в том числе постпредом в ООН Райс. Она говорит, что мятеж находится в еще более отчаянном положении, чем она полагала, и что если ничего не сделать, Каддафи одержит победу, а на Америку будут показывать пальцем, как было после событий в Боснии и Руанде.

Кроме того, она рассказывает им о встрече в Париже с эмиром Катара: как он объяснил, страны Персидского залива готовы оказать Западу военное содействие. К тому же за два дня до этого Лига арабских государств дала зеленый свет на военное вмешательство.

По мнению Клинтон, пора начинать действовать. Остается лишь убедить Обаму переступить через нежелание Пентагона и ЦРУ. Тем временем она просит Сьюзан Райс составить «жесткий» проект резолюции.

На следующее утро все решено. Представитель США предлагает своим коллегам в ООН текст резолюции. Причем она идет гораздо дальше, чем предложение Франции, которое на тот момент предусматривает лишь создание закрытой воздушной зоны. Проект Райс разрешает будущей коалиции принять «все необходимые меры» против армии Каддафи, то есть нанести удары по танкам, бункерам и штабам.

Вечером после официального ужина президент США созывает своих советников. Днем бойцам ливийской армии удалось отбить у мятежников Рас-эль-Ануф. Они угрожают, как утверждал Обама, устроить в Бенгази «кровавую баню». Обама говорит, что пора действовать. Но как?

Роберту Гейтсу нужно нечто большее, чем простое закрытие воздушного пространства, которое, по мнению военных, уже ничем не поможет. Сьюзан Райс отвечает, что ее проект идет дальше. Обама говорит: решено. Он обращается к главе генштаба с указанием представить планы. И просит свою представительницу в ООН официально внести на рассмотрение «жесткую» версию уже на следующий день и, если возможно, назначить голосование по ней на четверг.

После встречи Райс объявляет хорошую новость своему французскому коллеге Жерару Аро (Gérard Araud): президент согласен, мы начинаем действовать и завтра представим наш вариант резолюции. Однако Аро не желает дать себя обойти. Он знает, что Николя Саркози и Ален Жюппе выступают за проведение ударов, и решает срочно составить новый документ, в котором будет параграф Райс о «всех необходимых мерах» и который, таким образом, получит поддержку США. И сразу садится за его написание.

Однако согласны с этим далеко не все. Китайцы не хотят вмешиваться. Они сообщают, что Пекин как председатель Совета безопасности в этом месяце решает воздержаться. Русские же требуют, чтобы из резолюции исключили все упоминания о наземном вмешательстве. Николя Саркози звонит Дмитрию Медведеву и лично заверяет его в том, что во французском варианте это открыто указано. Кремль удовлетворен: его представитель воздержится от голосования.

Затем глава государства звонит новому президенту Бразилии Дилме Русефф (Dilma Rousseff). Она по-прежнему не хочет голосовать «за». Значит, Бразилия тоже воздержится. Как и еще четыре страны.

Остается Южная Африка. Если она не проголосует «за», Нигерия обещает сделать то же самое, и резолюция не получит девяти необходимых для ее принятия голосов. Во французской миссии начинается паника. Когда Ален Жюппе входит в зал совета в 18 часов 17 марта, Претория по-прежнему колеблется. Ее представителя в ООН все еще нет. Придет ли он или решит воздержаться? Удастся ли получить большинство или нет? В конце концов он появляется и голосует «за». Резолюция принята!

Франции удается одержать огромную дипломатическую победу. Сразу же после голосования, в полночь в Париже Николя Саркози сообщает хорошие новости Бернару-Анри Леви.

А в субботу, в ночь с 19 на 20 марта французские самолеты Rafale первыми появляются в ливийском небе.

Послесловие

О том, что происходило после первых бомбежек на ливийской земле и затем в течение многих месяцев героического сопротивления ливийского народа, мы уже знаем из сообщений корреспондентов, работавщих в Ливии, а также от российских и украинских врачей, которые сообщали своим родным последние новости. И главное, мы узнавали, что они делают – они спасали жизни ливийских граждан, раненых в результате «гуманных» бомбежек самолетов Франции и других стран западной коалиции.

И еще теперь мы знаем, что первые ракеты «Томагавк» обрушила на позиции ливийской армии атомная подлодка Королевских ВМФ Англии, подводный охотник-убийца «Триумф». И знаете, какого числа? 18 марта 2011 года. А прикаж идти к берегам Ливии экипаж получил… 11 марта.

И мы также знаем, что глава мятежников, Мустафа Абдель Джалиль, преступник из преступников, предатель из предателей, предстанет перед ливийским трибуналом. Он обвинен в убийствах…
Париж, 17 декабря 2012 года. До нападения на Сирию осталось… Х дней…

Евгений Ларин,
с надеждой, что вторжения не будет! Есть же великие страны, которые этого не допустят!

Tags: Ливия, Сирия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments